Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Исследование ВШЭ зафиксировало перегрузку 62% российских судей

Нагрузка только 24% российских судей соответствует норме, а 62% перерабатывают более чем вдвое, подсчитали в НИУ ВШЭ. Исследователи предлагают существенно увеличить судейский корпус и нормативное время рассмотрения типовых дел

Фото: Егор Алеев / ТАСС

Российский судья в среднем рассматривает до 180 дел и материалов в месяц, а 62% судей перерабатывают более чем вдвое, следует из доклада Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ) о нагрузке судей (есть в распоряжении РБК). Для обработки того количества документов, которые ежегодно поступают только в районные суды, штатная численность судей по всей России должна быть увеличена в 2,1 раза, утверждают эксперты.

Проанализировав законодательство и действующие нормативы, зарубежную практику, данные судебной статистики о количестве судей и рассмотренных ими дел, а также исследовав с помощью информационной системы, в которую 1,7 тыс. судей и около 4,5 тыс. сотрудников аппаратов судов в течение месяца регулярно загружали сведения о своей занятости, исследователи ВШЭ предложили новую систему определения нормативов нагрузки судей и сотрудников аппарата судов.

Эта работа была проведена по заказу судебного департамента Верховного суда (ВС), тот отказался принимать ее результаты и расторг договор.

Больше дел, меньше судей

Российские судьи слушают в среднем по два дела в день «с темпом в три-пять раз выше рекомендуемого», следует из доклада. Судья суда общей юрисдикции в среднем рассматривает 46,6 дела или материала в месяц, арбитражного — 68 дел. Темпы работы зависят от уровня суда и разнятся в зависимости от региона, во многих субъектах сильно превышая средние значения.

Например, московский судья районного суда в среднем рассматривает 99 дел и материалов в месяц. А в арбитражных судах столицы судьи слушают до 180 дел в месяц, и это максимум среди регионов. Наименее загружены, по статистике, судьи Чукотки.

Только 24% судей укладываются в свой нормативный рабочий график или его превышение составляет менее 20%, остальные перерабатывают, следует из доклада ВШЭ. Эти цифры получены в результате сбора данных, которые предоставили исследователям 449 российских судей. В общей сложности 62% судей перерабатывают в два и более раз, а 5% — пятикратно. Речь здесь идет не буквально о рабочем времени, хотя большинство судей регулярно задерживается на работе и пропускает обеденный перерыв, а о «допустимой производительности труда», уточняют исследователи. «Когда времени не хватает, ускоряется сам процесс судопроизводства. Вместо того чтобы посвящать заседанию полчаса, его проводят за 15 минут», — пояснил РБК руководитель исследования, начальник отдела экономики бюджетного сектора Института государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ Максим Давыдов.

Ситуацию усугубляет то, что количество дел и материалов в судах ежегодно растет. Между 2014-м и 2016 годом в судах общей юрисдикции оно выросло более чем на 13% (с 11 млн до 12,4 млн материалов), следует из статистики судебного департамента ВС. В арбитражных судах объем дел за тот же период вырос почти на 22% (с 2,5 млн до 3 млн дел) ежегодно.

Однако численность судей и аппаратов судов за это время почти не менялась. По данным судебного департамента ВС, между 2014 и 2016 годом число судейских ставок по всей России увеличилось на полсотни и приблизилось к 30 тыс. (из них 25,4 тыс. — в судах общей юрисдикции, еще 4,5 тыс. — в арбитражных). Фактическая же численность судейского корпуса за этот период даже снизилась: по состоянию на 2016 год штат судей был укомплектован менее чем на 87%.

Конвейерное правосудие

«Судьи адаптируются к возросшей нагрузке через повышение производительности труда и сжатие времени, необходимого для рассмотрения одного судебного дела. Правосудие последовательно превращается в конвейерное производство», — утверждают авторы доклада. Вместо защиты или восстановления нарушенных прав суды все чаще преследуют цель поскорее завершить процесс и изготовить решение по отработанному шаблону», — говорится в исследовании. При этом судебный департамент ВС «избегает ответственности» за управление кадровыми ресурсами — только этим можно объяснить использование давно устаревших норм нагрузки, говорится в докладе.

Зарубежные исследования показывают корреляцию роста нагрузки и производительности труда судей, указывают докладчики. Однако, «если судьи функционируют на грани своих возможностей, они чаще допускают ошибки» из-за стресса, установили польские исследователи. А в Оксфорде подсчитали, что перегруженные судьи «склонны гораздо в большей мере принимать решения на основе интуиции».

Штатную численность судей только в районных судах нужно было бы увеличить в 2,1 раза, но сейчас это невозможно из-за ограничений, связанных с бюджетом, отмечают авторы доклада. Они предлагают передать часть судейских функций помощникам или секретарям судов. Также эксперты ВШЭ советуют рассмотреть возможность передавать дела между судами одного уровня, если у них разный уровень нагрузки, и перераспределять штаты судей в зависимости от нагрузки на временной или постоянной основе.

«Можно повысить пошлину [для подачи иска], но это скажется на доступности правосудия. Здесь нужно соблюдать грань. Можно передать часть процессуальных функций помощникам судьи, чтобы они решали технические моменты (например, своим решением возвращали иск, если пошлина не уплачена). Есть целый комплекс организационных мер, которые без увеличения штатной численности позволят частично решить эту проблему», — сказал РБК Давыдов.

Меры, которые принимаются в последнее время для разгрузки судей, сводятся к тому, что «сворачивается правосудие и увеличивается скорость», заявил РБК федеральный судья в отставке Сергей Пашин, напоминая о предложениях ВС отказаться от обязательной мотивировки решений по гражданским делам или снять с судов обязанность извещать стороны о ходе процесса. «А есть и другие меры: например, передача части конфликтов на рассмотрение медиатору — не судье, а его «младшему брату». Такие меры во всем мире принимают», — добавляет Пашин.

Типовые дела и нормы нагрузки

В России действуют нормативы нагрузки судей и сотрудников аппаратов судов, принятые в 1996 году; последний раз они пересматривались в 2008 году. Согласно этим нормам на рассмотрение уголовного дела об убийстве следует отводить 15 часов, о мошенничестве или растрате — 19 часов, о грабеже — 14 часов, при этом в зависимости от сложности дела (количества томов и участников) могут быть применены повышающие коэффициенты.

Исследование ВШЭ было проведено, чтобы модернизировать эту систему. Его авторы изучили работу судей с помощью специального программного обеспечения. Порядка 1,7 тыс. судей и 4,5 тыс. сотрудников аппаратов судов должны были проводить так называемую самофотографию рабочего дня, то есть регистрировать каждое свое действие в процессе работы и затраченное на него время.

В итоге исследователи получили массив данных о том, сколько времени тратится на каждое стандартное действие судьи или работника аппарата. Проанализировав его, исследователи предложили новые нормы нагрузки. При этом для дел разных категорий, судов разного уровня и для разных инстанций предусмотрены разные нормативы.

Также исследователи подсчитали время, необходимое на рассмотрение типового судебного дела той или иной категории. Например, на рассмотрение уголовного дела в районном суде предлагается тратить от 4 до 30,8 (или более) часа в зависимости от сложности (например, первая категория сложности присвоена делам частного обвинения, а третья — делам об убийствах, изнасилованиях, взятках и любых экономических преступлениях). При этом разработанные ВШЭ нормативы апробировались в российских судах и по результатам этой процедуры корректировались.

Критика судебного департамента

ВШЭ провела исследование по контракту с судебным департаментом ВС на сумму 4,8 млн руб. На прошлой неделе начальник управления судебного департамента Евгений Голошумов заявил о расторжении контракта, сообщали «Ведомости».

Срок окончания работ несколько раз сдвигался, в итоге они были завершены не в декабре, как планировалось, а только в феврале, поясняли в судебном департаменте. При этом у специалистов, проверявших работу, возникли замечания к методике расчетов. В департаменте отмечали, что «результаты хронометражных замеров однотипных дел в разных судах существенно разнятся, хотя возможность определения точных показателей имелась», сообщали «Ведомости». Кроме того, исследователи не учли критерии, влияющие на затраты времени, — например, слушается ли дело в особом порядке, с участием присяжных или коллегией из трех судей.

«Нам дали только сухое заключение, в котором говорится, что причина — «ряд проблем методического характера». При этом ни к одной норме претензий нет. Это может быть связано с тем, что судебный департамент ориентирован на процесс разработки этих норм, а не на результат», — сказал РБК Максим Давыдов.

По его словам, разрыв контракта привел к тому, что ВШЭ не будут компенсированы расходы на длительную исследовательскую работу, в том числе разработку программного обеспечения. «Но из-за социальной значимости этого доклада мы, безусловно, будем его обнародовать», — заявил руководитель проекта.

РБК направил запрос в судебный департамент Верховного суда с просьбой оценить выводы экспертов НИУ ВШЭ.

Автор:
Маргарита Алехина.

При участии:
Анна Могилевская.

17.04.2018
16:01

Источник

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Mission News Theme от Compete Themes.